8 800 100−95−17 — Звонок по России бесплатный, +7 (495) 765−49−21 — Москва
zakaz@mospoleko.ru

Мозг учит языки, используя старую память

Членораздельная речь – особенность, отличающая человека от всех других организмов, даже самых близких к нему (гориллы, шимпанзе). Если так, то, как многим кажется, в человеческом мозге должны быть выработаны особые отделы, которые отвечают за обучение языкам. Тем более что язык – очень сложная система; не верится, что с её освоением могут справиться стандартные отделы мозга.

 Однако учёные из Кента, Дикина и Джорджтауна провели исследование, которое показало, что при изучении иностранных языков, а также при освоении родного языка, человек использует отделы мозга, сформировавшиеся в незапамятные времена. Если быть точным, то языковое обучение связано с такими функциональными частями мозга, как декларативная и процедурная память.

 Декларативная память отвечает за запоминание предметов и событий. Это более новая часть мозга, которая работает в сознательном режиме. Процедурная память связана с запоминанием действий – рефлексов, моторных навыков и др.; этот отдел мозга более древний и примитивный, он работает в бессознательном режиме. Однако оба этих вида памяти одинаково присутствуют и у человека, и у животных.

 Учёным удалось выяснить, что обучение языкам зависит от слаженной работы обоих видов памяти. Так, за запоминание слов ответственна декларативная память: слова мы запоминаем точно так же, как и лица, дома, предметы интерьера, холодильники и так далее. А вот грамматические категории усваиваются с помощью процедурной памяти. У детей, которые только учатся родному языку, процедурная память в этом случае включается сразу. А взрослые при изучении грамматики чужого языка поначалу полагаются на декларативную память, а затем, по мере дальнейшего изучения, переключаются на процедурную. Это значит, что грамматику и, скажем, езду на велосипеде осваивает один и тот же отдел мозга.

 Интересно, что данные виды памяти одинаково работают при изучении абсолютно любого языка, будь то английский, китайский или маори; также они одинаковым образом задействованы и при чтении, и при говорении, и при слушании.

Из этого можно сделать массу выводов. Например, очевидна связь изучения языков с повседневными действиями: если человек плохо запоминает слова, то он часто забывает и то, что нужно купить в магазине, что он ел утром, как выглядят его соседи. А плохо разбирающийся в грамматике человек наверняка имеет проблемы в крупной или мелкой моторике. Значит, исправляя соответствующие дефекты психики и мозга, можно повысить и способности к изучению языков. Можно воздействовать на отделы мозга, связанные с этими видами памяти, или ещё как-нибудь стимулировать память. Открытие объясняет и то, почему встречаются люди, быстро осваивающие грамматику иностранного языка, но испытывающие трудности с лексикой, и наоборот. Также становится понятным, как зарождался человеческий язык: он основан на достаточно древних функциях мозга, поэтому язык зарождался постепенно, переходя от более примитивных стадий, свойственных многим животным, к более совершенным. Так что звуковое и мимическое общение животных (обезьян, попугаев, кошек, дельфинов и др.) можно вполне считать формами прото-языка, ведь оно основано на элементах, использующихся и в человеческом языке, а их усвоение у животных обеспечивается всё теми же видами памяти – декларативной и процедурной.

111
28.05.2018 г.
8 800 100−95−17 - Звонок по России бесплатный, +7 (495) 765−49−21 - Москва
zakaz@mospoleko.ru
TOP